А чуда не произошло…

Финансовый кризис в Евросоюзе

Испания долго сопротивлялась наступлению кризиса. Но отсутствие привычных «дешевых» денег спровоцировало спад в строительной отрасли и поставило на грань банкротства банки страны.

Ирония судьбы: из «островка стабильности», которым Испания считалась в 2008-2009 годах, она превратилась в очередную и, возможно, на сегодняшний день самую сильную головную боль для Евросоюза. Во всяком случае, к такому выводу пришла Еврокомиссия в начале июля, проанализировав ситуацию в экономике Испании и Италии. Если Италия, по мнению экспертов ЕК, испытывает «серьезные макроэкономические дисбалансы, не являющиеся чрезмерными», то в Испании те же дисбалансы «очень серьезны» и требуют немедленных действий со стороны как национальных властей, так и властей ЕС.

Обеспокоенность Еврокомиссии понятна: макроэкономические дисбалансы порождают проблемы в различных секторах экономики и, конечно, в банковской системе. На сегодняшний день, по мнению экспертов, некоторые крупные банки Испании являются «техническими банкротами»: для того чтобы вывести их из кризисного состояния, необходимы денежные средства от 60 до 100 млрд евро и «расчистка» балансов от проблемных активов. Если первое — докапи-тализацию — осуществить сравнительно легко, то второе — «расчистка» балансов, предполагающая создание «плохого» банка — может растянуться на несколько лет и не принести ожидаемых результатов.

📌 Реклама

Отключить

Строительное проклятие и проклятие «дешевых» денег

Уже давно общим местом в рассуждениях российских экспертов является то, что экономика нашей страны страдает от нефтяного или сырьевого проклятия. Выясняется, что у испанской экономики есть свои два проклятия — строительство и «дешевые» деньги, которые в период с 2000 по 20о8 год притекали в страну неиссякаемым потоком.

Между этими проклятиями существует взаимосвязь: одно порождало другое по принципу цепочки, считают эксперты. «Дешевые» деньги в большинстве своем пришли в строительный сектор, который за счет такой постоянной подпитки начал бурно расти, и его доля к моменту начала глобального финансового кризиса достигла 450% ВВП, — поясняет руководитель Аналитического центра Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) Анна Любимцева. — С учетом этого легко представить себе, что произошло в стране, когда случился мировой финансовый кризис: платежеспособный спрос упал, рынок оказался заполнен пустой недвижимостью, которая никому не была нужна». Естественно, это повлекло за собой негативные последствия — прежде всего, стремительный рост безработицы, поясняет эксперт.

📌 Реклама

Отключить

«Дешевые» деньги, притекавшие в страну в докризисный период, сослужили Испании плохую службу и в другом вопросе. Высокий уровень ликвидности в банковском секторе позволял финансово-кредитным организациям — банкам и сберегательным кассам, так называемым «кахас» (cajas), — выдавать кредиты по низким ставкам (2-4% годовых в евро), на льготных условиях — с 10-процентным первоначальным взносом (или даже нулевым) и с предоставлением заемщикам «платежных каникул» (до трех лет с момента выдачи кредита).

«Бум на рынке, спровоцировавший двукратный рост цен на недвижимость   В   период   с  2002  по   2007  год, привел к тому, что залоги постоянно росли в цене, а уровень просрочки по кредитам не превышал 1%», — подчеркивает старший вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова. В результате, по словам эксперта, в 2008 году ипотечные кредиты «выбирали» бо-процентную долю в общем объеме кредитов, выданных испанскими банками. Стоит отметить, что финансово-кредитные организации страны не только занимались ипотекой, но и активно выступали в качестве инвесторов при реализации строительных проектов. «Так что к кризису они подошли, с одной стороны, с большими портфелями ипотечных кредитов, а с другой, со значительными объемами кредитов, выданных застройщикам», -резюмирует Екатерина Трофимова.

📌 Реклама

Отключить

«Снежный ком» по-испански

«Развитие ситуации в Испании напоминает то, что мы видели четыре-пять лет назад в США: ослабление кредитных методик в период кредитного бума привело к тому, что на балансах банков оказался большой объем не слишком «здоровых» кредитов, -напоминает директор департамента управления ресурсами Инвестторгбан-ка Олег Тежельников. — Пока цены на недвижимость растут, это не является проблемой, потому что в случае дефолта банки реализуют предмет залога и покрывают за счет вырученных средств задолженность по ипотечному кредиту. Но если динамика цен меняется на противоположную и возможности заемщиков по обслуживанию долгов сокращаются, то банки сталкиваются с проблемами».

Эти проблемы, по словам эксперта, накапливаются все больше и больше, порождают одна другую, и в результате ситуация начинает развиваться по принципу «снежного кома». «Вкупе с эскалацией долгового кризиса в периферийной Европе они, в свою очередь, порождают кризис доверия на рынке межбанковского кредитования, а именно кризис на рынке МБК наиболее разрушителен для стоимости финансовых активов. Ну и наконец, начинают нервничать частные вкладчики. А в качестве резерва остаются только инструменты рефинансирования в ЕЦБ, который из-за падения стоимости обеспечения и снижения рейтингов обеспечения начинает увеличивать дисконты», — поясняет Олег Тежельников.

📌 Реклама

Отключить

Но «снежный ком» тем и опасен, что очень трудно уловить момент, когда он начинает формироваться, и вовремя предпринять превентивные меры. Даже в 2009 году, когда появились признаки грядущего схлопывания строительного «пузыря», испанские правительственные чиновники гордились стабильностью национальной банковской системы, а страны, уже пострадавшие к тому моменту от глобального кризиса, смотрели на Испанию с нескрываемой завистью. «Мы видим, что испанская банковская система, несмотря на то, что у них надулся большой «пузырь» на рынке недвижимости, чувствует себя совсем неплохо, —  заявлял тогда глава Национального банка Казахстана Григорий Марченко. — В Испании не было не только реальных крупных банкротств, но даже слухов о том, что какой-либо из ведущих игроков отрасли может обанкротиться. Для сравнения достаточно посмотреть на другие страны, где примеры банкротств банковских структур как раз не являются редкостью».

📌 Реклама

Отключить

Со времени, когда Григорий Марченко превозносил испанскую банковскую систему, а тогдашний министр экономики Испании Педро Солбес называл ее «абсолютно здоровой», прошло более трех лет. И сейчас вряд ли кто-либо из экспертов будет отзываться о состоянии испанской экономики или банковской системы в хвалебных тонах. Скорее можно услышать прямо противоположные оценки. «Сейчас испанская банковская система — это классический пример последствия надувания и схлопывания «пузыря» на рынке недвижимости», — констатирует первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова.

О «пузыре», надувшемся в испанской экономике, говорит и председатель правления МгМ Прайвет Банка Роберт Иделсон. «Причины кризиса испанской банковской системы просты —  спекулятивный спрос на недвижимость в комбинации с желанием испанских банков кредитовать развитие и покупку новых проектов привели к появлению серьезного «пузыря» на рынке недвижимости. Когда поток спекулятивных денег иссяк, «пузырь» лопнул, цены на недвижимость упали, а банки остались с большим объемом плохо обеспеченных дефолтировавших кредитов», — подчеркивает специалист.

Читайте также  Призрак бродит по Европе, но не коммунизма

📌 Реклама

Отключить

Выводы экспертов подтверждаются неутешительными цифрами. В конце июня Центральный банк Испании признал, что страна вступила в период экономической рецессии. Ее ВВП сокращался два квартала подряд (в IV квартале 2011 года — на 0,3%, в I квартале 2012 года — также на 0,3%). Ситуация на рынке труда ухудшается, занятость в Испании снизилась по итогам I квартала текущего года на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2011 года. Безработица достигла уровня, рекордного для одной из стран ЕС — 24% (при этом основную долю в рост безработицы внес, как легко догадаться, в прошлом процветавший строительный сектор — ведь численность людей, занятых в нем в докризисный период, составляла 10% от всего количества работоспособного населения страны). Продолжают сокращаться потребительские расходы, причем во втором квартале более быстрыми темпами, чем в первом. Логичными результатами этого становятся дальнейшее падение цен на недвижимость и обострение проблем с обслуживанием уже выданных ипотечных кредитов.

📌 Реклама

Отключить

По данным Агентства по ипотечному жилищному кредитованию, цены на квадратные метры в I квартале 2012 года упали на 27,1% по сравнению с рекордными показателями, зафиксированными в 2007 году. Эксперты АИЖК прогнозируют, что недвижимость будет дешеветь и в 2013 году, и падение цен может составить еще 15% по сравнению с нынешним уровнем.

Если это предположение подтвердится, жилье в Испании обесценится более чем на 40% по сравнению с докризисными ценовыми уровнями. И тогда проблемы испанских банков могут стать еще более острыми, чем сейчас, когда уровень просрочки по совокупному кредитному портфелю банков достигает 8,7%, а уровень просрочки в секторе кредитов застройщикам — 20%.

Банки и «кахас»

Возможно, банковская система Испании легче бы переносила все выпавшие (и выпадающие) на ее долю испытания, если бы не одно «но» — специфическая структура самой этой системы и пробелы в регулировании деятельности классических и сберегательных банков (cajas). В этом смысле Испания также напоминает США четырехлетней давности, где существовал «водораздел» между инвестиционными и коммерческими банками, при этом фактически отсутствовало какое-либо внятное регулирование деятельности первых. В Испании же наряду с крупными финансово-кредитными организациями, такими как Banco Santander, BBVA и т.д., существуют «кахас» — частные сберегательные банки, предоставляющие ипотечные кредиты. «Регулирование сберегательных банков было значительно более мягким, именно они в результате сыграли заметную роль в создании кредитного «пузыря» на рынке недвижимости», — говорит Екатерина Трофимова (Газпромбанк).

📌 Реклама

Отключить

Благодаря мягкому регулированию «кахас», как отмечают эксперты, в большинстве своем отличаются неясной структурой собственности и управления, а также исключительно либеральной кредитной политикой. Стоит ли после этого удивляться тому, что на их долю приходится больше половины выданных ипотечных кредитов — 56%, причем особенно резко этот показатель вырос в 2008-2009 годах. Крупные банки, напуганные мировым кризисом, тогда сокращали объемы кредитования и формировали дополнительные провизии по кредитам. «Кахас», не стесненные требованиями регулятора, напротив, развернули бурную деятельность по выдаче жилищных займов, в результате чего их доля в совокупном портфеле выданных ипотечных кредитов резко возросла.

Было бы неверным сказать, что финансовые власти страны не пытались решить проблему «кахас» (и не пытались параллельно ужесточить регулирование для классических банков). В соответствии с требованиями испанских властей в гою году несколько «кахас» объединились, их число сократилось с 45 До 17- Однако это принесло несколько иные плоды, чем те, на которые рассчитывали испанские власти. Эффективность деятельности «кахас» не повысилась, зато слияние нескольких структур, обремененных «токсичными активами», сделало образовавшиеся в результате М&А банки более уязвимыми. Наиболее яркий тому пример — гигант Bankia, возникший в результате слияния Caja Madrid, валенсийского Bancaja и еще пяти «кахас». Банк, обслуживающий ю млн клиентов, располагающий сетью в 4 тыс отделений, являющийся работодателем для почти 25 тыс сотрудников, в июне 2012 года оказался на грани банкротства. Причем, как легко догадаться, он к этому моменту уже относился к разряду организаций too big to fail — и эксперты не сомневаются в том, что испанскому правительству придется выделять банку помощь. Весьма вероятно, что следующими получателями господдержки — или поддержки по линии ЕФФС — станут другие организации, появившиеся в результате слияний «кахас». Ведь сами по себе слияния не устранили с их балансов «токсичные активы».

📌 Реклама

Отключить

Рассуждая о причинах и последствиях банковского кризиса в Испании, эксперты отмечают и недостатки регулирования в докризисный период. «Испанские банки в гооо-ые годы воспользовались ослаблением регулирования для наращивания кредитования недвижимости, — поясняет главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова. — Вплоть до последнего времени они поддерживали значительные портфели кредитов, выданных под залог недвижимости. Но рынок недвижимости начал снижаться, банковское регулирование начало ужесточаться, и банки столкнулись с ухудшением качества портфеля и с нехваткой капитала».

«Недвижка» на балансах

Еще одна причина, подхлестывающая эскалацию банковского кризиса в Испании, — недостаточный уровень развития рынка ипотечных ценных бумаг. «В Испании, как и в Ирландии, основные проблемы накопились в банковском секторе и сконцентрировались в ипотеке и кредитах строителям и девело-перам. При этом большинство таких кредитов висят на балансах банков -ибо ипотечные бумаги не так распространены», — поясняет старший аналитик по долговым инструментам УРАЛ-СИБ Кэпитал Антон Табах.

📌 Реклама

Отключить

Несмотря на разраставшийся в стране экономический кризис, испанские банки сравнительно медленно «обрастали» недвижимостью, поступающей на балансы в результате дефолтов заемщиков. Это, как поясняет Анна Лю-бимцева (АИЖК), объяснялось тем, что в Испании, даже если заемщик возвращает банку квартиру или дом, приобретенный в кредит, он все равно остается должником. То есть, даже вернув банку залог, он должен выплатить все просроченные платежи, пени и штрафы, а также разницу между текущей стоимостью залога и выданным кредитом.

«Это обстоятельство стало сдерживающим фактором для притока на баланс кредиторов недвижимости, но нельзя сказать, что это сильно облегчило положение банков, поскольку они были вовлечены в финансирование строительного бума и у них и так скопилось достаточное количество объектов недвижимости, в том числе незавершенных, — рассказывает эксперт. -Долгое время банки держали на балансах изъятую недвижимость в расчете на рост цен после кризиса и мужественно несли издержки по ее содержанию. Однако цены на недвижимость в Испании продолжают снижаться. Теперь банки вынуждены продавать ее с большим дисконтом, чтобы освободить балансы от неликвидных активов».

Читайте также  В ЦБ заявили, что проблемы Греции не угрожают банковскому сектору

📌 Реклама

Отключить

Екатерина Трофимова (Газпромбанк) приводит в связи с этим впечатляющие цифры: «По некоторым оценкам, на балансы кредиторов перешло до 900 тыс объектов недвижимости (как готовых, так и недостроенных)». Продавать эту недвижимость банки в нынешней ситуации не хотят, потому что цены на нее продолжают снижаться.

Коль скоро основные игроки на рынке ипотечного кредитования — «кахас» -долгое время существовали и действовали вне «надзорного поля», очень сложно просчитать до евро, сколько на их балансах скопилось «плохих» долгов. Поэтому ничего не остается, кроме как принимать на веру оценки ЦБ Испании — «токсичные активы» в сфере недвижимости на начало 2012 года размером более чем 180 млрд евро, что составляет порядка 60% от совокупных активов финансовых организаций. Нормально функционировать, имея такую долю «токсичности» в своем организме, банковская система не в состоянии. «В сложившейся ситуации нужны крайние и решительные действия, в противном случае может быть утрачено доверие к платежеспособности Испании в целом», — подчеркивает первый заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Валерий Мирошников.

📌 Реклама

Отключить

Решительные действия, по словам экспертов, могут при этом делиться на две категории: те, которые позволят стабилизировать ситуацию на рынке до приемлемого уровня (например, устранив кризис доверия на межбанке), и те, которые в среднесрочной перспективе приведут к «расчистке» банковских балансов от «плохих» активов. К числу первых относится рекапитализация банковской системы, которую, по мнению экспертов, ни в коем случае нельзя откладывать. «Рекапитализация или докапитализация — это краткосрочная мера, призванная восстановить доверие участников рынка друг к другу, сделать так, чтобы банки за счет «вливаний» денег в капиталы смогли снова выполнять нормативы и требования национального (а теперь, возможно, и наднационального) регулятора рынка», — поясняет Олег Тежельников.

Однако и специалист Инвестторгбанка, и другие опрошенные НБЖ эксперты прекрасно отдают себе отчет в том, что не стоит воспринимать рекапитализацию (в данном случае — за счет средств Европейского фонда финансовой стабильности) как волшебную палочку, один взмах которой тут же превратит ситуацию в банковском секторе из кризисной в процветающую. «Рекапитализация улучшит ситуацию в банковском секторе, но не решит всех проблем, — уверена Екатерина Трофимова (Газпромбанк). — Она может быть эффективной только при условии наличия комплексной программы поддержки экономики и стабилизации финансового сектора. В условиях продолжения рецессии доходы населения и компаний продолжат сокращаться, что автоматически будет повышать нагрузку на банковский сектор через рост просрочек и дефолтов».

📌 Реклама

Отключить

С Екатериной Трофимовой согласна Наталья Орлова (Альфа-Банк). «Одной рекапитализации банков недостаточно для того, чтобы создать точки роста в экономике. В данном случае проблема заключается в том, что многие заемщики остаются обремененными кредитами, и по этой причине они не могут увеличивать свое потребление. Замедление экономического роста, с другой стороны, не позволяет банкам рассчитывать на быстрое увеличение портфеля, что затрудняет выход из кредитного кризиса», — констатирует специалист.

«Рекапитализация банковской системы отчасти поможет Испании, но только на тактическую перспективу. На более далекую перспективу необходимо менять подходы к оценке рисков в целом по банковской системе, и не только в Испании», — уверен директор департамента международного бизнеса и финансовых институтов БИНБАНКа Юрий Амвросимов. А Анна Любимцева (АИЖК), со своей стороны, подчеркивает, что рекапитализация может стать реально эффективной мерой только в случае, если она будет сопровождаться инфраструктурными изменениями.

📌 Реклама

Отключить

Как раз недоразвитость инфраструктуры и стала, по мнению эксперта, одной из главных причин возникновения огромного «пузыря» в испанской экономике. «Как уже было сказано, строительный бум в стране стал возможен за счет притока «дешевых» средств еврозоны, стабильность которой обеспечивалась странами-донорами (Франция, Германия и др.), а эффективность инфраструктуры жилищного финансирования Испании была слабой — она не могла их качественно «переварить» без ущерба для собственного здоровья. Для аналогии можно привести такой пример: в бедную страну с высокой смертностью завозят эффективную вакцину, в результате чего выживаемость населения возрастает в разы, но оно остается безграмотным и безработным и, как следствие, растет преступность, потому что никто заранее не позаботился ни об образовании людей, ни о том, как обеспечить их занятостью», — считает Анна Любимцева (АИЖК).

📌 Реклама

Отключить

а тем временем

Национальный суд Испании приступил к расследованию дела в отношении бывшего руководства Bankia (экс-главы банка и 32 топ-менеджеров), которые обвиняются в коррупции и мошенничестве. Ранее власти Испании были вынуждены национализировать четвертый по величине банк страны Bankia, чтобы предотвратить его банкротство. На эти цели правительство страны выделило из госбюджета 23,5 млрд евро. Как сообщают испанские СМИ, более пятисот миноритарных акционеров Bankia также намерены обратиться в суд с требованием о компенсации понесенных убытков. Больше всего миноритариев возмущает то, что отставные топ-менеджеры Bankia получили за досрочный выход в отставку выплаты в несколько миллионов евро.

«Плохой» банк — создать или нет?

Итак, рекапитализация или докапита-лизация может иметь краткосрочный позитивный эффект. Но этой меры явно недостаточно для того, чтобы обеспечить участникам испанского банковского рынка (или хотя бы тем из них, кто выживет) светлое будущее. Чтобы пережившие кризис банки смогли стабильно и успешно развиваться, надо «расчистить» их балансы. А для этой цели, как считает Олег Тежельников (Инвестторгбанк), более пригодным является механизм «плохого» банка.

📌 Реклама

Отключить

Эксперты признают, что данный инструмент выглядит вполне логичным с учетом того, что в испанской банковской системе накопился большой объем однотипных (или схожих по многим параметрам) ипотечных кредитов. И создание «плохого» банка могло бы пойти на пользу банковскому сектору Испании. «В силу того, что потери участников рынка от невозврата кредитов, выданных под залог жилой и коммерческой недвижимости, оцениваются в сотни миллиардов евро, прямая переоценка этих залогов по рыночным ценам могла бы вылиться в массовые банкротства банков-кредиторов. Способом выиграть время, необходимое для рекапитализации банков, является вывод обесценившихся активов с банковских балансов в «фирмы-отстойники», обязанные в соответствии с королевским указом ежегодно выставлять на продажу лишь 5% полученного имущества. Тем самым создаваемые «плохие» банки представляли бы собой еще один и совершенно не новый пример креативной бухгалтерии, позволяющей не показывать действительные убытки на балансах испанских банков», — считает аналитик ВТБ24 Мансур Сюняев.

Читайте также  Власти Греции вновь продлят банковские «каникулы»

📌 Реклама

Отключить

Председатель совета директоров Юниаструм Банка Георгий Писков, в свою очередь, отмечает: «Концепция «плохого» банка позволяет легализовать сумму проблемных кредитов, сделать ее прозрачной, потому что каждый банк, естественно, пытается скрыть реальное положение дел в такой ситуации.

Узнать масштабы проблемы можно, только лишь предложив этим банкам решение, которое облегчит им жизнь, и тогда они раскрывают свои карты и показывают, насколько ситуация действительно сложна».

Роберт Иделсон (МгМ Прайвет Банк) также считает идею «плохого» банка подходящей для решения — хотя бы частичного — проблем испанского банковского сектора. «Это здравая идея, которая уже не раз была опробована в разных странах в разное время. И есть много примеров ее успешного применения — Швеция в начале 90-х или Латвия совсем недавно. В Латвии разделение Parex banka на «плохой» и «хороший» позволило вернуть его к нормальной жизни, что практически все считали невозможным», — напоминает Роберт Иделсон. Почему бы не попробовать «оживить» таким образом и некоторые испанские банки?

📌 Реклама

Отключить

Однако, как и в случае с рекапитализацией, эксперты отмечают, что не стоит ожидать от «плохого» банка чудес в деле оздоровления банковской системы. «Создание холдинговой компании, управляющей «плохими» активами в сфере недвижимости, выглядит логично. Однако в одиночку решить проблему банковского кризиса такая компания вряд ли сможет — проблемы испанской экономики носят структурный характер. Нужны глубокие преобразования для формирования нового экономического скелета, более устойчивого к внешним стрессам», — считает эксперт из Росгосстрах Банка Роман Глазов.

«В отличие от Швеции, в Испании более серьезные проблемы в реальной экономике: темпы роста отрицательные, а уровень безработицы превышает 20%. В данной ситуации создание «плохого» банка снимет один из очагов болезни, но экономика в целом от этого не стабилизируется. Это приведет лишь к росту государственного долга и к последующему снижению социальных расходов, так как именно за счет налогоплательщиков будут выкупаться проблемные активы, и, как следствие, это может усугубить и без того сложную ситуацию», — уверен директор стратегического и организационного департамента Абсолют Банка Равиль Нигматов.

📌 Реклама

Отключить

Налогоплательщики опять в большом долгу?

Как раз вопрос выкупа — точнее, цены выкупа «токсичных активов» — и вопрос, кто будет производить этот выкуп и за счет каких средств, обычно тормозят создание «плохого» банка. Ответ, который напрашивается сам собой, — государство (через специализированную организацию и по ценам, которые будут устраивать банки) в нынешней ситуации не представляется бесспорным. «Если выкуп будет проводиться за счет средств государства, это может породить новую волну недовольства налогоплательщиков. К тому же нет гарантии, что создание «плохого» банка не будет сопровождаться обвинениями в коррупции в адрес его руководителей. Наконец, сама по себе схема перевода активов частных банков на баланс государственной или частно-государственной организации крайне сложна», —  напоминает Олег Тежельников (Инвестторгбанк).

📌 Реклама

Отключить

Эксперты указывают и на другие обстоятельства, которые могут воспрепятствовать появлению «плохого» банка в Испании. Во время кризиса госбюджет и так несет дополнительные нагрузки (например, из-за создания новых рабочих мест, увеличения выплат пособий по безработице и т.д.), поэтому у него может банально не хватить денег на проведение такой масштабной операции, как выкуп активов у частных банков. «Очевидно, что у Испании нет средств, необходимых для такого выкупа, поэтому ей нужна помощь извне, которую, как мы видим, стране не спешат оказывать. Также очевидно, что большую часть проблемных долгов придется списать — в отличие от приведенных выше примеров в случае Испании мы вряд ли станем свидетелями быстрого преодоления экономического кризиса и роста цен на недвижимость в обозримом будущем», — предупреждает Роберт Иделсон (МгМ Прайвет Банк).

📌 Реклама

Отключить

Но даже если представить себе, что Испания получит средства ЕФФС-  причем в объемах, превосходящих ее нужды на рекапитализацию банков, — стоит ли ожидать, что власти страны пойдут на такой непопулярный шаг, как создание «плохого» банка? Ведь совсем недавно и в США, и в Европе финансовые власти клятвенно заверяли налогоплательщиков, что их деньги впредь не будут идти на спасение «жирных котов» — частных финансовых организаций, проводивших чрезмерно рискованную кредитную политику.

Понятно, что эскалация кризиса может заставить политиков забыть об этих обещаниях. Но, как подчеркивает Роберт Иделсон, вряд ли стоит всерьез надеяться на это. «Практическая реализация идеи «плохого» банка потребует еще долгих дискуссий и наличия единства и политической воли в Европе, чего с каждым месяцем становится все меньше», — констатирует специалист.

📌 Реклама

Отключить

Немного истории

Испания не в первый раз за историю своего существования становится жертвой «дешевых» денег. После обретения колоний в Америке страну буквально залил поток золота и серебра. На протяжении 150 лет — с 1500 по 1650 год -драгоценные металлы составляли свыше 90% американского экспорта, и лишь ничтожная часть приходилась на долю других колониальных продуктов. Но непомерный рост богатства не только не укрепил испанскую экономику, но способствовал в значительной степени ее разрушению, вызвав так называемую «революцию цен». Справедливости ради надо отметить, что наблюдалась эта «революция» — то есть резкий взлет цен на все товары потребления — во всех европейских странах, но Испания, бывшая «золотым монополистом», пострадала от нее сильнее всего. Приведем только один пример: цены на пшеницу в Испании за время «революции цен» выросли на 556%, в то время как в Англии они поднялись всего на 155%. Крестьяне и ремесленники в большинстве своем обнищали, зажиточные слои общества утратили всякий интерес к экономической деятельности, к развитию какого-либо собственного производства, поскольку обилие золота делало возможным приобретение всех товаров, в том числе и предметов роскоши, за границей. В результате «золотого проклятия» Испания безвозвратно утратила статус ведущего производителя шерсти в Европе, каковым являлась на протяжении нескольких веков подряд.

📌 Реклама

Отключить

Источник: Кудрявцев А. Е. «Испания в средние века», Москва, 2009 г.