Артем Козловский: Мир и ТЭК испытали шок

Финансовый кризис в Евросоюзе

Артем Козловский: Мир и ТЭК испытали шок

Партнер EY Артем Козловский на вебинаре Национального Нефтегазового Форума «Digital-коммуникации и информационная безопасность в эпоху перемен: новые возможности и сопутствующие угрозы» рассказал, что ждет экономику, нефтегазовый сектор и отраслевой рынок труда в ближайшие годы.

Эксперт полагает, что сегодня большинство аналитиков «напоминает фокусников, которые могут достать либо черные, либо белые, либо красные карты — в зависимости от того, что кому нравится». Тем не менее, без прогнозов не обойтись. А для этого нужно разделять среднесрочные и долгосрочные эффекты.

«Если мы будем отвечать на вопрос, как изменится экономика в среднесрочной перспективе, то увидим провал, — считает Артем Козловский. — Апрель — худший за два века… Индекс деловой активности во всех странах ниже плинтуса… мир испытал шок».

По мнению эксперта, сейчас все ждут восстановления и смотрят на Китай, который пережил пандемию коронавируса с опережением на два месяца. Надежда — на V-образное восстановление китайской экономики.

«Если все будет хорошо в Китае, то к середине 2021 года потери будут отыграны»,— прогнозирует Козловский. Правда, и здесь есть большое «но». «Перед кризисом практически все страны Европы и США вползли в рецессию, — объяснил спикер. — И всех вытаскивал сектор услуг. Сейчас сектор услуг умер. Поэтому китайский сценарий восстановления экономики в Европе может не повториться». Даже при положительном сценарии — что второй волны коронавируса не будет, а вакцина, наоборот, появится.

Артем Козловский отметил, что сегодня необходимо учитывать и новый фактор: пандемия добавила меняющиеся поведенческие тренды. Ключевые потребители «меньше ездят и меньше летают». «Китайская экономика все-таки про промышленность, — пояснил эксперт, — а европейская — про сферу услуг. Очевидно, что многие будут возвращаться в кафе, например, с опаской. С точки зрения среднесрочного эффекта, мое личное мнение, что потребление нефти и нефтепродуктов будет сильно отставать и не скоро выйдет на докризисный уровень».

Читайте также  Project Syndicate: коронавирус убивает демократию

Для долгосрочных оценок, по мнению Артема Козловского, важно понимать, что страны, скорее всего, начнут закрывать торговые границы.

«Очевидно, что мир еще не скоро вернется к идее глобализма. Мы будем жить в мире ограниченных транспортных потоков»,— сказал он, добавив, что мир ждет местечковое развитие и межстрановые экономические конфликты, аналогичные торговой войне между Китаем и США.

Другой важный фактор долгосрочных тенденций — это долги. Козловский сказал, что «есть шансы, что эта тема выйдет на первый план. В ряде стран такой долговой нагрузки никогда не было. Очевидно, что привлекать финансовые ресурсы будет гораздо сложнее. Страны-доноры будут очень осторожны». Самые большие сложности Козловский прогнозирует у южно-европейских стран. «А вот в Российской Федерации ситуация скорее оптимистичная», — уверяет эксперт. В России — один из лучших показателей по уровню долга в процентном отношении к ВВП и «есть шанс выйти из кризиса весьма красиво».

По мнению Артема Козловского, ситуация в экономике будет ограничивать рост топливно-энергетического сектора: «Если у людей не будет желания передвигаться по миру… ТЭК ждут довольно тяжелые времена из-за проблем со спросом. Раньше у нас спрос драйвился Китаем, теперь это вернется не скоро — нефтянке будет тяжело».

Парадоксальна ситуация и в сфере ВИЭ: «Казалось бы, низкие цены на нефть — хорошо для нефтянки, но дело в том, что технологические пробелы ветровой и солнечной энергетики не очень сильно сократились.

Хотя цены на газ откатились на 20 лет назад, даже при этих ценах ветер и солнце не становятся вполне конкурентоспособными технологиями».

И важно даже не это. «Альтернативка — это уже новая религия. Скорее всего, декарбонизация будет идти дальше», — считает эксперт.

Читайте также  Николя Бавере (Nicolas Baverez), Le Figaro, Франция

По словам Артема Козловского, компании выбирают разную стратегию: уходят в газ, диверсифицируются в нефтехимию. Для нефтехимии, в частности, сегодня важно учитывать барьеры на границах: скорее всего, основным потребителем продукции будет внутренний рынок.

Для российской экономики, по мнению эксперта, глобальным становится вопрос стратегии: сможет ли страна и далее «зарабатывать» от продажи нефти за рубежом.

«Может быть, имеет смысл нефтянке стать драйвером роста для других отраслей экономики? Если мы бензин „уроним“ до 15 рублей за литр, то можно будет построить экономику будущего в РФ?»— задает Козловский логичный вопрос.

Большие перемены ждет и отраслевой рынок труда. Козловский приводит пример компании «Казмунайгаз», где несколько дней назад руководство сократило 30% штатной численности Корпоративного центра, а также значительно уменьшило доходы топ-менеджеров. «Пока еще не общий тренд. Но, естественно, возникают вопросы. Возможно, из пандемии на работу выйдут не все», — прокомментировал эксперт.

В новой ситуации от нефтегазовых корпораций будет требоваться больше гибкости. Вероятно, будет развиваться проектный подход. У компаний, вероятно, появится большее желание работать с фрилансерами и аутсорсингом. Кроме того, «вся текучка типа объединенных центров обслуживания довольно агрессивно будет автоматизироваться».

В то же время, по словам Козловского, многие цифровые проекты в нефтяных компаниях сейчас сильно сокращаются: «Оставляют то, что находится на стадии тиражирования или уже есть реальный эффект. Весь тот хайп, который был вокруг цифры, он приземляется… Теперь все ориентируется на результат — снижение издержек или запуск новых продуктов и технологий».

Эксперт EY полагает, что в ближайшее время наиболее востребованными в нефтяной отрасли будут люди, способные в условиях неопределенности доводить текущие задачи до реализации и получения конкретных эффектов. Востребованными окажутся те, кто «видит большую картину, понимает как экономику компаний… так и общее регулирование отрасли, а, самое главное, связку с государством». По мнению Козловского, это «люди, которые слушают эфир и помогают компаниям понять, куда дует ветер».

Читайте также  У берегов Европы скапливаются танкеры с нефтепродуктами в связи с заполненностью хранилищ

Текст подготовил Сергей Кузнецов