Чем чревато сохранение ставки ЦБ на прежнем уровне

Финансовый кризис в Евросоюзе

Очередной скачок доллара к 80 рублям и отсутствие реакции на него со стороны ЦБ вернул нас на 6 лет назад к урокам «черного вторника». Точнее, к поставленным вопросам и невыученным урокам.

Тогда обвал рубля «объявили» рыночным фейком («не соответствует фундаментальным факторам»). Во всем обвинили политику. Нашли даже положительные моменты: разрыв между курсом рубля и стоимостью нефти признали доказательством того, что Россия слезла с «нефтяной иглы».

В 2014-м ЦБ резко поднял ставку до 17% (невозможность кредитования внутренних производителей) и увеличил объем реализации валюты (нарастил объем валютных спекуляций на бирже). Сегодня ситуация повторяется. Сохранение ставки на уровне 6% при введении ФРС США и ЦБ западных стран нулевой ставки точно также увеличивает объем спекуляций на валютной бирже. В реальный сектор деньги не пойдут.

Мы согласны с Эльвирой Сахипзадовной, что политика сегодня определяет ситуацию в экономике. Так, собственно, было всегда (и 6, и 12, и 20 лет назад). Просто в короткие периоды мира (действие правил) мы про это забываем. Однако проблема здесь не в том, что против рубля играют (санкции, торговые войны, демпинг), а в том, что игра эта раз за разом оказывается успешной. А страна каждый раз оказывается в проигрыше.

Рубль падает — рынок теряет управляемость, растут затраты на окупаемость внешнего долга и потребительские цены. Укрепляется — снижаются валютные доходы и резервы страны. Эксперты уже отмечали, что в экономику России встроен храповик, которые заставляет ее вращаться только в одну сторону — на отток сбережений за рубеж. Какова природа этого храповика?

Главным в экономике РФ является не заёмщик (производитель), а кредитор. Банки получают средства не от роста внутреннего производства, а из ЦБ. Источником же пополнения баланса ЦБ являются доходы государства от экспорта нефти и газа, которыми он и распоряжается. Распоряжается, заметьте, независимо от государства.

Получается, что вся логика действий ЦБ и Минфина подчинена единственной задаче — нарастить доходы и уменьшить затраты.

В такой системе национальный заёмщик превращается в лишнюю обузу, создающую угрозу валютным накоплениям ЦБ и Минфина. В результате Россия инвестирует в себя не более 13% своих собственных сбережений, остальные 87% вкладываются во внешние экономики в качестве страхования риска и без расчета на какую-либо прибыль. Но национальная экономика не может определяться только международной функцией национальной валюты.

Читайте также  Почувствовали кризис? Что показывают соцопросы

А производство на экспорт не могут иметь приоритет перед производством для внутреннего рынка. Это перевёрнутая логика была заложена в экономику страны в 90-годы, когда в стране царствовал олигархический капитализм, и до сих пор гнездится в финансово-экономическом блоке правительства РФ.

Вводилась порочная логика под тезисом, что профицитная экономика открытого типа сама по себе (невидимая рука) снизит инфляцию до среднемирового уровня. Тезис, как показала 30-летняя практика, порочный. Нельзя огромным хозяйственным комплексом рулить с помощью одной кнопки (таргетирование инфляции). К примеру, в мандате ФРС США, помимо борьбы с инфляцией, прописаны ещё две функции: стимулирование занятости населения и обеспечение доступности кредита. (Для отечественных либералов это табуированная тема). Триединый мандат не позволяет ФРС США приносить в жертву макроэкономическим показателям уровень жизни населения и деловую активность, как это постоянно делают российский ЦБ и российский же Минфин.

Благодаря порочной (компрадорской по сути) деятельности ЦБ и Минфина подавляющая часть общества оказалась в серой зоне госполитики — ни мира, ни войны. Ответственная социальная политика отсутствует, ее пытаются заменить социальным (плохоньким) обеспечением самых уязвимых групп населения.

Сегодня в России нет ни одного экономического института готового и способного рассматривать эту проблему в комплексе. Называется все это отсутствием проектности.

📌 Реклама

Отключить