Конец Европы?

Финансовый кризис в Евросоюзе

Конец Европы?

государства-члены ЕС закрывают свои национальные границы от соратников по «единой Европе»

Илья Титов

Государства-члены ЕС закрывают свои национальные границы от соратников по «единой Европе»

Прошлым летом в интервью газете Financial Times Путин рассказал о том, что либеральная идея изжила себя, а набор ключевых идеалов западного общества: мультикультурализм, уход от религиозных основ этики и отказ от традиционных ценностей, — несовместим с действительностью. Многие европейские политики тогда заклеймили российской президента как «оторванного от реальности ксенофоба» и несколько дней кряду соревновались в остроумии, смакуя то, как они, такие, в отличие от «этих русских», успешные, свободные и открытые миру, оказались на единственно правильной стороне закончившейся истории.

И действительно, несмотря на копившиеся проблемы, «коллективный Запад» три десятилетия пребывал в самодовольной уверенности в глобальности своего успеха и непоколебимости своих позиций. А в «единой Европе» линии скоростных поездов связывали Будапешт с Лондоном через Ла-Манш, а Копенгаген — с Барселоной. Транснациональные корпорации продавали свою продукцию на едином рынке. Путешественники и мигранты по шенгенской визе получили возможность беспрепятственно пересекать границы, ещё недавно бывшие предметами громких споров и жестоких войн. А над всей этой идиллией-пасторалью XXI века возвышался Брюссель, где заседали мудрые и компетентные руководители, свободные от любых недостатков, присущих правителям прошлых эпох. Немец братался с французом, француз с англичанином, а англичанин — с испанцем.

Европа шаг за шагом шла к синтезу общеевропейской идентичности, открытой для любого араба, индуса, негра и кого угодно ещё. Казалось, что в масштабах ЕС, географически небольшого, но исторически и политически важнейшего куска суши, воплощается идея глобализма в его конечной стадии, — идея, чьё торжество представлялось неизбежным. Этой идее суждено было разрушить традиционные государства, перемолоть нации, стереть границы. Но «что-то пошло не так». И сегодня кризис евролиберализма отрицать невозможно даже самым горячим его сторонникам. Причиной тому послужила не мировая война, не глобальный коллапс экономики и не какие-то природные катаклизмы — дело в коронавирусной инфекции.

Читайте также  Санчес: Европа переживает крупнейший кризис со времен Второй мировой

В русскоязычном Твиттере, этом змеином гнезде прогрессивного самодовольства, широко разошлись видео из Италии, где люди вышли на балконы своих домов и начали распевать весь известный репертуар итальянских шлягеров. Обитатели соцсети восхищались духом итальянцев, не забывая подчёркивать невозможность подобного в России. Но сейчас как в Италии, так и в остальной Европе всё изменилось. Дело не только в неэффективности «оптимизированного» здравоохранения, которое не смогло обеспечить больных необходимым лечением и оставило умирать по домам тысячи итальянцев. И не только призывы «цивилизованного» Старого Света бросать своих стариков, которых «слишком много», почти на верную гибель. Важно ещё то, что в рамках «единой Европы» охваченный эпидемией север Италии так и не дождался помощи от Австрии, Словении, Хорватии или Франции, лежащих по ту сторону границы. Никому из соседей не оказалось дела до проблем Италии. Даже Германия, несмотря на заявления о сохранении открытых границ, существенно усилила меры безопасности и начала готовиться к худшему сценарию (который, с учётом уже более чем 6 тысяч заболевших, претворяется в жизнь). Франция объявила о полном карантине страны и отмене оставшихся муниципальных выборов. Внутри «шенгенской зоны» закрываются национальные границы. «Европейском единство» на поверку оказалось мифом. Об этом хорошо сказал президент Сербии Александр Вучич: «Европейская солидарность — сказка, существующая лишь на бумаге». Причина такого заявления — его стране, уже долгое время являющейся партнёром и одним из претендентов на членство в ЕС, было отказано в поставках необходимого медицинского оборудования. С одной стороны, причина предельно ясна — не до помощи другим, когда самим не хватает. А с другой — что это за единство и солидарность, которые исчезают перед лицом любой мало-мальски серьёзной проблемы? Если ЕС по факту разрушил всего лишь вирус, то что случится при начале серьёзного военного конфликта или глобальной рецессии (которая, судя по всему, тоже началась)?

Читайте также  Каталонец — испанец — еврокомиссар Боррель: Демократия в ЕС ещё жива

Конечно, сторонники «европейского единства», прогрессивных этических норм и насильного толерантного сосуществования несовместимых народов, религий и культур, ушли в глубокое отрицание. Уже сейчас на полосах газет среднего масштаба, в интернет-изданиях и на просторах соцсетей можно встретить тысячи разоблачений участия коварных китайцев, персов или русских в атаках на единую, как никогда, Европу. Но прежней уверенности в привычных мантрах уже нет. Вот и серьёзные СМИ европейских стран почему-то всё больше внимания уделяют собственным проблемам, совершенно забыв о том, что творится по ту сторону их тесного мирка, которым до европейской интеграции была каждая европейская страна. Тщательно выстраиваемая долгие десятилетия «евроидентичность» сдулась и оказалась отброшена, а взамен неё со свалки истории были возвращены актуальные как никогда идентичности эгоистичного француза, прагматичного немца и поющего на балконе итальянца.