Новый ипотечный кризис

Доллар стал одним из главных ньюсмейкеров конца зимы.

26 февраля официальный курс гривны преодолел отметку 30 грн за доллар, почти в четыре раза выше, чем в начале 2014 года.

На «черном» рынке доллар можно было купить за 40-42 грн, а также по такому курсу спрос на него не было.

Покупатели валюты в те дни искали продавцов через объявления в интернете.

«Привлекательные предложения» о продаже нескольких сотен долларов по курсу 38-39 грн находили своих клиентов уже через полчаса после размещения объявления.

Однако не самую панику «бешеный» курс вызвал среди владельцев валютной ипотеки.

Кредиты на покупку жилья, которые они в свое время получали по курсу 5,3 грн за долл, по курсу 40 стали стоить в восемь раз больше. Вполне понятно, что в гривне они уже давно оплатили стоимость своих кредитов и огромные проценты.

Тысячи людей оказались в тупике. Даже если они откажутся от приобретенного жилья, банки все равно будут требовать оплатить остаток долга.

Распространен в США механизм персонального банкротства в Украине отсутствует, поэтому споры с банком для рядового украинского могут кончиться плохо. Большинство заемщиков не имеют денег на «талантливых» адвокатов.

В 2004-2007 годах банки всячески продвигали кредиты в долларах и евро и тщательно скрывали информацию о возможных валютные риски. Мол, зачем брать кредит в гривне 20% годовых, если есть валютный кредит 12%?

Теперь банки пытаются снять с себя ответственность. «Заемщики знали о рисках, и пусть продолжают платить», — говорят в финансовых учреждениях.

С одной стороны, девальвация гривны поставила на грань банкротства значительная прослойка ипотечных заемщиков, с другой — под угрозой получения огромных убытков оказалась отечественная банковская система.

Валютные неожиданности

Ослабление гривны стало проблемой не только для Украины. Подобный шок начале 2015 году пережили даже в развитых европейских странах.

Настоящую бурю поднял Швейцарский национальный банк, который «отпустил» курс национальной валюты на фоне стимулирующих мер Европейского центробанка в начале 2015 года — печать евро для выкупа облигаций и остановки дефляции.

15 января Швейцария прекратила удерживать курс 1,2 франка за евро, который находился на этом уровне почти три года. Следовательно, швейцарская валюта всего за день усилилась более чем на 20%, достигнув 0,95 за евро, после чего стабилизировалась на уровне 1,05.

Среди пострадавших оказались швейцарские экспортеры и держатели ипотечных кредитов в странах Центрально-Восточной Европы. Здесь долгое время были популярны кредиты в швейцарской валюте за ее стабильность, низкие проценты по кредитам и активную политику банков по их продвижению.

Валютные ставки по ипотечным кредитам в Швейцарии всегда были значительно ниже, чем где-либо в Европе. Даже в начале 2015 году можно было взять ипотеку под 1,5% годовых, тогда как во время бума 2005-2007 годов проценты по ипотеке в Центральной и Восточной Европе в местной валюте выражались двузначными цифрами.Швейцарский нацбанк писал об этой тенденции в своих отчетах еще в 2009 году. Тогда среди «лидеров» ипотечных кредитов во франках были Австрия, Польша и Венгрия.

Читайте также  Вакантность складских комплексов может достигнуть докризисного уровня

По сути, ситуация, в которой оказались заемщики из Венгрии, Польши, Хорватии и Румынии, подобная украинской. Разница лишь в том, что в Украине шоки значительно больше. Для заемщиков, которые брали кредиты при курсе доллара всего 5,05 грн, обязательства в гривне выросли в пять раз.

Хорватия колеблется

В Хорватии 60 тыс заемщиков взяли кредиты в франках на общую сумму 21800000000 кун — 3200000000 долл. В январе курс франка к хорватской куны вырос с 6,4 до 7,3. Стоимость кредитов повысилась до 27 млрд кун.

В 2013 году хорватские суды вынесли решение в восьми делам, обвинив финансовые учреждения в скрытых платежах и в том, что они не предупреждали своих заемщиков о валютных рисках.

В 2015 году хорватский правительство заявило о намерении защитить должников и зафиксировать курс франка по отношению к куны на уровне, который был 15 января.Премьер Зоран Миланович назвал это «политическим решением», чтобы уберечь семьи от банкротств.

На озвученные намерения правительства повлияла перспектива выборов, хотя местные аналитики уже предупредили, что эта мера может дестабилизировать банковскую систему, снизить кредитный потенциал банков и разрушить привлекательность Хорватии для инвесторов.

Банковские союзы готовят свои предложения к переговорам с правительством. Речь идет о снижении ставок по валютным кредитам и перераспределение выплат на конец периодов.

В Польше победит рынок

Польша стала едва ли не наиболее уязвимой страной в «шоке франка». Перед тем, как финансовый кризис «накрыл» Европу, здесь кредиты в франках имели значительно более низкие процентные ставки — 3% во франках на 11% в злотых.

В Польше выдали более 560 тыс кредитов в этой валюте только в 2013 году, а это почти треть всех ипотечных займов. До 90% всех кредитов в франках — ипотечные, на 40 млрд долл. В январе франк ревальвировал с 3 злотых до 4,3.

В этой стране существует риск политического решения, потому что осенью — выборы.Британский аналитик в комментарии для New York Times назвал это «политическим динамитом». Для польских политиков это станет выбором между тем, чего хотят люди, и тем, к чему стремятся банки. Несмотря на риски, польское правительство настроен держать оборону.

Министр финансов Матеуш Щурек заявил: «Предотвратить всем рискам — не функция правительства».

В странах ЕС кредитные проблемы актуализировали проблему банковского надзора и ответственности банков по информированию клиентов. Это в меньшей степени касается поляков, «отличников» евроинтеграции и внедрение рыночных механизмов.

Читайте также  Кризис ударил по площадям

В отличие от Венгрии, здесь были более строгие требования к платежеспособности клиента, поэтому лишь 14,6% «проблемных» займов номинированы в франках.

На начало 2015 только 3% ипотечных заемщиков имели проблемы с выплатой кредитов.Даже если их доля будет расти, вряд ли экономический смысл вмешиваться в рыночный механизм административными методами.

Уровень достаточности капитала в банковском секторе Польши высокий — 15,3%, экономика растет: по прогнозам — на 3,5% в 2015 году. «Проблемные кредиты» могут оказать негативное влияние разве что на уровне отдельных финансовых учреждений.

Правда, «курс на рынок» может иметь политические последствия для власти: оппозиционная партия «Закон и справедливость» уже ставила на повестку дня вопрос защиты заемщиков.Пожалуй, этот вопрос актуализируется с приближением выборов.

Однако по информации источников Информационной кампании «сильные вместе!» в Польше, на единую политику регулятора ждать не стоит. Скорее всего, речь пойдет о индивидуальные решения банков по отдельным заемщикам.

Венгрия за регулирование

Венгры также активно кредитовались в франку течение экономического бума 2000-х.Правда, еще в течение кризиса 2007-2008 годов форинт ослаб по франка на 80%, поэтому правительство вынуждено было ввести ряд мер помощи заемщикам. В частности, были созданы специальные программы конвертации валютных кредитов.

Одна из обещаний Виктора Орбана, который пришел на должность премьер-министра в 2010 году, — облегчение кредитного бремени для людей, которые брали ипотеку в валюте.Политик пообещал перевести их в форинт по благоприятным курсом.

Финальная фаза этого процесса пришлась на 2014 год: так венгры были спасены от очередного кредитного шока, хотя это и больно ударило по банкам.

Согласно заявлению, распространенному министерством финансов, все валютные заемщики должны перейти на кредиты в форинтах в первой половине 2015 года, иначе условия по валютным кредитам станут для них невыгодными. Пострадают австрийские банки — Erste, Raiffeisen и UniCredit Bank, которые были крупнейшими кредиторами.

Орбан известен своей «антибанковские» политикой. По его управления в Венгрии было установлено высокий уровень налога на банковскую деятельность и введен налог на трансакции заемщиков. В венгерском правительстве убеждены, что банки сами виноваты, потому что не рассказывали клиентам о валютных рисках.

По какому пути пойдет Украина

Директор столичной туристического агентства Ольга Пономарева на официальной странице НБУ в Facebook также посетовал на банковских работников. Когда она брала кредит в 2007 году, «в банках уверялы, что в валюте лучше и стабильнее».

В Нацбанке также размышляли над тем, кто виноват в текущей ситуации. Заместитель председателя НБУ Александр Писарук озвучил выводы: «Ответственность за это частично лежит и на центральном банке, что вовремя не предусмотрел масштабов возможной проблемы но не запретил кредитование в иностранной валюте, и на банковских учреждениях, проводили слишком агрессивную кредитную политику, а также на заемщиках , что в свое время не оценили валютные риски «.

Читайте также  Рынок недвижимости Таиланда преодолеет кризис

Тем не менее, пока позиция банков является доминирующей. Это понятно, потому что любые уступки клиентам банки должны делать за свой счет. Если доллар будет стоить 30 грн, а конвертацию кредита проводить по 8 грн, то разницу НБУ заставит списать из собственных средств финансовых учреждений.

Собственно, в этом и заключается корень их нежелание идти навстречу заемщикам.

Уступки клиентам и банкам надо делать одновременно, и здесь главная роль принадлежит НБУ. Однако регулятор пока пытался решить только часть вопроса.

Например, председатель НБУ Валерия Гонтарева в конце декабря 2014 говорила об оформлении меморандума по урегулированию вопроса реструктуризации потребительских кредитов в иностранной валюте с банками.

Согласно обнародованным положениями документа, потребительские кредиты в иностранной валюте, полученные под залог недвижимости, остаток по основной части которых не превышает 2500000 грн, должны быть реструктуризированы по курсу 7,99 грн за доллар.

Условием действия этого меморандума была отмена моратория на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения займов в иностранной валюте — то, чего больше всего боялись заемщики.

В феврале в Верховной Раде Гонтарева заверила, что уже 12 банков, которые держат 90% валютной ипотеки физлиц, согласились подписать этот документ. Однако до 10 марта, по информации СМИ, документ подписали представители только двух учреждений: ПриваБанк и «Альфа банка Украина». Остальные затягивают процесс.

Частно банкиры признаются, что этот проект неперспективный, и разрабатывают индивидуальные программы реструктуризации. Однако они менее выгодны для заемщиков, чем то, что предполагает меморандум.

Financial Times предостерегает европейские страны: «Подумайте дважды перед тем, как идти венгерским путем». Правда, и простого решения издание тоже не предлагает.

Как считают аналитики информационной кампании «сильные вместе!», Если граждане изо всех сил пытаться платить по кредитам, это снизит их покупательную способность, а следовательно, и темпы восстановления экономики.

Если же заемщиков «спасет» государство, это негативно повлияет на банки: курсовая разница станет их чистым убытком. Это сократит кредитования и повлечет рецессию.Помощь же проблемным банкам со стороны государства создаст нагрузку на государственные финансы и может привести к неконтролируемой эмиссии гривны.Украинский сценарий, скорее всего, будет рыночным: в госбюджете пусто, валютные резервы исчерпаны, сложнейшая экономическая ситуация и давление внешних кредиторов не позволят заниматься «социализмом».

Есть и позитив. Население же научится никогда не полагаться на всемогущую государство, должен защитить граждан от всего плохого.