ОБЩИЙ ДОМ – И НИКАК ИНАЧЕ

Финансовый кризис в Евросоюзе

ОБЩИЙ ДОМ – И НИКАК ИНАЧЕ

ТЬЕРРИ ДЕ МОНБРИАЛЬ

Президент Французского института международных отношений (Ifri).

Европа должна использовать все преимущества ЕС, чтобы доказать жизнеспособность третьего пути между Соединёнными Штатами, великой демократией, которая по-прежнему претендует на то, чтобы быть либеральной, и Китайской Народной Республикой, которая заявляет, что всё ещё ориентируется на коммунистическую модель.

Когда я пишу эти строки, пандемия COVID-19, кажется, следует траекторией, предсказанной эпидемиологами и вирусологами, которые уже несколько недель говорят нам, что волна достигла пика. Это не означает, что не следует опасаться, – закончился лишь первый всплеск. Понятно, что нужно неустанно продолжать поиск средств лечения и, по возможности, вакцины против этого вируса, которая важна как никогда. Но вероятное затишье позволит тем, кто анализирует, разрабатывает или осуществляет политику в области здравоохранения, понять, что подразумевается под таким выражением, как «вакцина является глобальным общественным благом».

Я не намерен здесь рассматривать концепцию всеобщего блага (идея общественного блага гораздо точнее), но следует обратить внимание на следующее: любой категорический императив, отсылающий к этой идее, даже самый этически убедительный, останется пустым звуком, если не появится международная организация, которая руководствуется точными, общепринятыми правилами, способна определять стратегии и воплощать их в жизнь. Это замечание выходит далеко за рамки лекарств и вакцин. Оно относится как к предотвращению пандемий, так и к ограничению их воздействия, когда они происходят.

Но даже такое кажется излишне узким толкованием. Кто может не согласиться с Филиппом Дескола, известным антропологом и учеником Клода Леви-Стросса, когда он призывает к «политике Земли», которая является «общим домом» (для всех живых существ)? Специалисту по международным отношениям упоминание «общего дома» навевает воспоминания о Михаиле Горбачёве, который, будучи генеральным секретарем ЦК КПСС, безуспешно пытался убедить западноевропейцев жить под одной крышей с Советами. Оно также отсылает к предупреждению Эдуарда Барда, всемирно признанного климатолога: «Пандемия COVID-19 предвещает и ускоряет глобальное потепление». Бард сожалеет о хаотичном индивидуальном и коллективном поведении во время «краш-теста». Конечно, не климат стал причиной COVID-19, но есть веские основания полагать, что глобальное потепление вызовет новые виды пандемий. Двое упомянутых выдающихся учёных, как и многие другие специалисты во всём мире, подчёркивают полную неготовность международной системы к бедствиям, возникновение которых неизбежно.

Читайте также  Всемирный банк прогнозирует самое масштабное сокращение объёма денежных переводов за последнее время

Эта неготовность шокирует тех, кто верит в порядок, основанный на законе, ведь создание Организации Объединенных Наций после Второй мировой войны было направлено именно на то, чтобы обустроить международные отношения во имя общего блага. В послевоенный период общее благо отождествлялось с миром. «Многосторонность» – способ укрепления шансов на мир на основе совместного поиска решений в ситуациях, которые способны поставить его под угрозу. Этот подход подразумевает наличие правил (международное право) и целой системы учреждений – таких, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), которая оказалась в центре пекла после вспышки коронавируса.

При всех своих недостатках Организация Объединенных Наций делала всё, что могла во время холодной войны, когда существовала крайне неоднородная международная система и ни один из основных участников не был готов поступиться суверенитетом и амбициями. Тем не менее во многих кризисах международное право выступало амортизатором, а это уже немало. ООН также служила ареной для обмена пропагандой.

Осознание того, что планета Земля конечна, начало расти в последней трети ХХ века из-за демографии и давления, которое экономический рост оказывал на природные ресурсы и окружающую среду. Правда, до сих пор оно лишь незначительно повлияло на способность что-то сделать в этом направлении. То, что многосторонность ООН потерпела неудачу, по крайней мере с точки зрения достижения утопии, кажется мне очевидным. Из этого не следует, что ООН бесполезна. Это рамочная конструкция. А проблема в отсутствии политической воли. Можно надеяться, что такие драмы, как войны, стихийные бедствия или пандемии, приведут к росту осознания и, следовательно, позитивным действиям, если, конечно, верх не возьмут ниспровергатели знания либо поклонники теорий заговора, выходящие из тени во время великих испытаний. COVID-19 не является исключением.

Только совершенствование многосторонней системы позволит во всё большей степени учитывать общее благо. Когда юристы говорят о многосторонности, они имеют в виду «международное право». В области международных отношений многие политологи думают прежде всего о балансе сил, придавая слову «сила» наиболее широкое толкование. С точки зрения отношений между суверенными государствами, на мой взгляд, наилучшее приближение на практике многосторонности (включая такие институты, как МВФ, Всемирный банк и ВТО) было найдено в рамках сети союзов, созданных Соединёнными Штатами во время холодной войны, когда от американского руководства требовался ответ на вызов СССР.

Читайте также  Италия зла на Германию: «Они заставляют нас истекать кровью» (Der Spiegel, Германия)

Эрозия многосторонности началась после распада Советского Союза. Поначалу это происходило медленно – как в глобальном измерении (ООН), так и на Западе (включая «трёхсторонность» с Японией или Кореей). Союзники Вашингтона закрывали глаза на происходившее. Растущая держава, Китай, видела свой интерес в том, чтобы общаться с Западом, облачившись в бархатные перчатки. Цель – догнать и в конечном итоге обогнать его, как Япония сделала после 1868 г. (революция Мэйдзи). Китайцы между тем распространяли щупальца по всему миру, умело пытаясь сместить в свою пользу баланс сил в международных организациях.

Это возвращает нас к коронавирусу. Изменилась ли международная система? Очевидно, что нет. Кризис только усугубил тенденции, в основном уже заложенные при Джордже Буше – младшем и Бараке Обаме. Буря назревала. Демиург Дональд Трамп развязал её, и вместе с ней внутриамериканская поляризация приобрела глобальное измерение.

Непосредственно перед вспышкой болезни ещё можно было поверить в затишье, по крайней мере, в торговое перемирие. Но с пандемией пришли гром и молния. Последние два эпизода посвящены ВОЗ и Гонконгу. Соперничество между США и Китаем будет только обостряться.

Но до того, как Трамп стал президентом, невозможно было вообразить, что эрозия многосторонности может так быстро подойти к точке разрушения – и на уровне ООН, и на уровне Запада.

Она ещё не погибла, но опасность реальна, и немыслимые, невообразимые ещё недавно глобальные вызовы требуют коллективных действий.

Воздержусь от гаданий, каковы шансы многосторонности в будущем. Но само собой разумеется, что в Европе мы должны использовать все преимущества существования Союза, чтобы доказать жизнеспособность третьего пути между Соединёнными Штатами, великой демократией, которая по-прежнему претендует на то, чтобы быть либеральной, и Китайской Народной Республикой, которая заявляет, что всё ещё ориентируется на коммунистическую модель. Большинство из нас хотят оставаться близкими к американской демократии, но отказывается стать её вассалами, в частности в рамках Североатлантического альянса, адаптированного именно для этого. Назрела настоятельная необходимость чётко сформулировать действительно общие цели НАТО.

Читайте также  «Корона-такси» и миллионы тестов. Почему в Германии низкая смертность от COVID-19

Что касается Европейского союза, то, несмотря на всё кликушество последних недель, он, как и всегда, продолжает прокладывать себе путь вперёд в бурных морях. Самыми впечатляющими достижениями в мае, как обычно, стали франко-германские. Решение Конституционного Суда в Карлсруэ в начале прошлого месяца ошеломило тех, кто не был знаком с Основным законом Германии и никогда не замечал его решающей роли на каждом этапе европейского строительства, особенно в отношении Европейского Центрального банка (ЕЦБ). После вынесения вердикта председатель Еврокомиссии (немка) пригрозила подать в суд на Берлин, в то время как канцлер дальновидно ускользнула от этой темы, солидаризовавшись с президентом Франции по вопросу о формате политики экономического восстановления ЕС, а глава ЕЦБ Кристин Лагард невозмутимо сохранила прежний курс.

Если где-то в мире многосторонность и остаётся на марше, несмотря на бесчисленные препятствия, то именно в Европейском союзе. Европе предстоит ещё очень долгий путь, е это относится и ко всей планете. Но история движется в указанном направлении, ибо альтернативой является коллективное самоубийство. Нет сомнений в том, что мир в ближайшем будущем ожидают глобальное потепление, пандемии и более или менее интенсивные войны. Но мы можем надеяться хотя бы на ограничение ущерба, как это было во время холодной войны. Давайте убедимся в том, что Европейский союз ответственно к этому подходит.