Побег с Кипра: принципы выбора альтернатив

Финансовый кризис в Евросоюзе

Дефолт на Кипре и утечка информации о клиентах Британских Виргинских островов вынуждает многих задуматься об уходе из этих стран. О чем необходимо помнить, подыскивая альтернативу этим юрисдикциям? 

Сразу отметим, что в рамках данной статьи мы не будем обсуждать поиск финансовых альтернатив Кипру и BVI. Нормально работать через кипрские банки сейчас невозможно, а через банки Британских Виргинских островов россияне не работали и раньше. Поэтому финансовые альтернативы кипрским и Би-Ви-Ай-ским банкам, конечно, искать стоит. Но тема эта – сугубо индивидуальная, зависящая от очень многих факторов. Поэтому и обсуждать ее лучше индивидуально.

А вот о том, на какие важные факторы следует обращать внимание при оценке ЛЮБОЙ юрисдикции, с точки зрения регистрации в ней компании, поговорим сейчас.

Абсолютно не хотелось бы ввязываться в спор о том, ЗАЧЕМ регистрируются россиянами компании на Кипре, Би-Ви-Ай, в Швейцарии, Голландии, Австрии, Финляндии, США, Люксембурге или где-то еще.

Ведь, если взглянуть на ситуацию глазами фискальных органов, то ответ предельно ясен: «Чтобы налоги не платить!». Если спросить любого бизнесмена, то он ответит: «Чтобы меня не было видно…». А потом добавит еще про привлечение внешнего финансирования, возможный выход на IPO, защиту активов от рейдеров и возможность решать споры в независимом Высоком суде Лондона… и про многое еще может сказать.

«Чтобы спокойно владеть недвижимостью и банковскими счетами «не напрямую», а через компанию», — тихо, «про себя», заметит чиновник.

В общем, цели, действительно могут быть разными.

Но главное, что на текущий момент владение акциями или долями компаний-нерезидентов для россиян – абсолютно легитимно и никакими Законами не запрещено. Именно поэтому «раскрытие» информации о том, что оффшорами владеют жены высоких кремлевских чиновников, а также зампреды естественных монополий и экс-министры и родственники сенаторов, не повлекло никакой естественной реакции со стороны российских налоговых и правоохранительных органов.

Итак, какие факторы при оценке любой юрисдикции всегда учитывать надо?

Большинство, конечно же, на первое место поставят налоговую ставку. Дескать, если на БВО налог на прибыль нулевой, то нам – именно туда и надо!

С этим, конечно, поспорить сложно. Но спросите себя, а почему из более, чем 50-ти оффшорных юрисдикций, именно на Британских Виргинских или Сейшельских островах ежегодно регистрируется более 1-го миллиона (!!!) компаний, а где-нибудь в Лихтенштейне или в Монако – всего 35 тысяч за  десять лет?

Все дело – в цене, опять же, ответят многие. Действительно, регистрация Сейшелки обойдется всего в 400 евро, а Лихтенштейна – от 6000 евро. Можно согласиться и с этим. Но, очевидно, явно не цена регистрации была на первом месте у большинства раскрытых широкой общественности персонажей.

А что же тогда?

Первое. В большинстве юрисдикций существует понятие минимального уставного капитала компании. Причем достигать эта «минималка» может вполне существенных значений (и $50 тысяч, и $100 тысяч – не предел). Но в законодательстве ряда юрисдикций (например, на том же Кипре, в БВО и на Сейшелах) не зафиксирован срок оплаты этого уставного капитала. Поэтому практика неоплаты уставного капитала здесь – в порядке вещей. А значит зарегистрировать такую компанию можно чрезвычайно оперативно и без дополнительных затрат и хлопот. Причем, раз нет привязки к банковскому счету, то можно зарегистрировать компанию и без счета вовсе (иногда это может быть необходимо для целей конфиденциальности или для схем владения активами).

Читайте также  Что правительство может противопоставить кризису

К сожалению, ничего подобного нельзя сказать о компаниях, например, Швейцарии, Австрии, Люксембурга, Лихтенштейна и т.д., которые нередко называются альтернативой Кипру. Размер минимального «уставника» в этих юрисдикциях составляет несколько десятков тысяч евро (как правило, на уровне 30-35 тысяч). И для его оплаты, зачастую, необходимо открывать счет в местном банке (а это почти всегда сделать дистанционно нельзя, т.е. необходимо получать визу, брать билеты, бронировать гостиницу и лететь на собеседование с банкирами, которые, к слову, счет могут и не открыть). И только потом – приступать к регистрации компании. Т.е. зарегистрировать компанию за 1-14 дней в большинстве юрисдикций – нереально в принципе.

Второе. Кипрские, сейшельские, панамские директора – одни из самых лояльных и покладистых в мире. Немаловажно, что они, в большинстве случаев, говорят и «думают» по-русски. При этом стоят их услуги всего несколько сотен евро в год. К слову, стоимость услуг любого другого директора-европейца обойдется в несколько десятков (!!!) раз дороже. Многие и вовсе тарифицируют свои услуги от 250 евро/фунтов/франков в час!

Но не это главное. Главное, что киприоты, сейшельцы, панамцы (но не швейцарцы, англичане или венгры) спокойно выпишут генеральную доверенность (она, априори, входит в комплект документов по компании) и НЕ станут претендовать на управление СЧЕТОМ компании. А много ли найдется клиентов, способных выпустить управление счетом своей компанией из СВОИХ рук?

Так вот, «нормальной практикой» работы любого другого директора (к которым и швейцарцы, и австрийцы, и англичане, и даже – венгры и сингапурцы, себя, конечно же, причисляют) будет как раз отсутствие генеральной доверенности. «Хотите работать – подписывайте все у меня и управляйте счетом со мной!», — вот нормальная европейская практика.

Более того, многие европейские директора желают получить на руки подписанное российскими бенефициарами «комфортное письмо» о том, что «если к компании будут предъявлены претензии материального, налогового, административного, уголовного и любого иного свойства, то ВСЕ издержки – за счет бенефициара».

Очевидно, что так работать захотят совсем не многие?

Третье. Сталкиваясь с подобными запросами директоров в большинстве юрисдикций, продуманные российские клиенты начинают искать более покладистых директоров. И иногда им таковых действительно удается найти. В подавляющем большинстве случаев, такими находками оказываются представители социального слоя, которому терять особенно нечего (как правило, найти подобных «номиналов», без налета респектабельности, удается в небогатых Венгрии, Эстонии, Китае, Сингапуре и т.д.).

Читайте также  Новый мировой кризис – как страшно… Или нет?

Но проблемы на этом, к сожалению, не заканчиваются. Во многих государствах (включая названные Венгрию, Сингапур, Эстонию, Китай) счетами в местных банках имеют право управлять именно директора. Несложно догадаться, что подобные «директора» этим правом с удовольствием пользуются. И в итоге нередко клиент оказывается и без денег, и без директора.

В тех же случаях, когда директора доступа к счету не имеют, случаются другие непредвиденные, на первый взгляд, неприятности. Например, местная налоговая инспекция, заприметив, что одни и те же директора, не из самых обеспеченных социальных слоев, занимают руководящие должности в нескольких десятках компаний, вносят их в разряд «сомнительных» или «номинальных». В результате деятельность ВСЕХ компаний (и добропорядочных, в том числе), где стояли эти управленцы, парализуется. Клиентам приходится срочно искать нового директора, который должен явиться в налоговые органы, произвести на них благоприятное впечатление, дать пояснения по сложившейся ситуации и т.д. Не стоит объяснять, что «новый директор», прежде, чем встать в подобную проштрафившуюся компанию, получит весь необходимый перечень комфортных писем и отзовет генеральную доверенность и т.д.

Т.е. клиент все-таки будет вынужден работать «по-европейски», а не «по-кипрски» или «по-сейшельски».

Четвертое. Не многие клиенты знают о том, что, например, Сингапур или ОАЭ (а также Канада, Монголия и ряд других стран) не поддерживают апостиль документов (так как эти страны не подписали соответствующую Гаагскую конвенцию). В прикладном смысле это значит, во-первых, то, что далеко не все банки будут готовы открыть таким компаниям счет (ведь они просто не смогут проверить «правильность» документов), во-вторых, заверение необходимых документов через консульство может стоить до 5000 евро и занимать по времени до месяца. Зачастую, когда клиенты узнают о подобных проблемах и затратах, они отказываются от использования таких юрисдикций в принципе.

Пятое. Следует отдельно упомянуть и такой важный нюанс, как получение сертификата резидентности. А ведь именно этот сертификат поможет доказать свое право на льготы, которые предусмотрены Соглашениями «Об избежании…» между странами. А также послужит «первой линией обороны», доказывающей, что компания ведет реальную деятельность, а не представляет из себя «почтовый ящик».

На Кипре процесс получения этого сертификата очень прост, дешев и быстр. За последние годы можно буквально пересчитать по пальцам случаи, когда кипрский Минфин кому-то такие сертификаты не выдал. Действительно, для получения сертификата резидентности на Кипре достаточно, чтобы директором был киприот и адрес был – кипрским. Вот, собственно, и все. Больше никаких требований, ни по величине уплаченных налогов, ни по наличию счета в местном банке, ни по реальному офису, ни по индивидуальному юрадресу и т.д. – просто нет.

Совсем не так обстоят дела в любой другой юрисдикции.

Начнем хотя бы с того, что ни Гонконг, ни Сингапур (и уж тем более, ни Би-Ви-Ай, ни Сейшелы), подобные сертификаты не смогут получить в принципе. Ведь, компании из этих юрисдикций используются именно в качестве «нерезидентных» (чтобы получить налоговое освобождение, благодаря территориальному принципу налогообложения в этих странах).

Читайте также  Кипр намерен снять ограничения на движение денег в январе

Что касается тех же Нидерландов, Венгрии, Великобритании, Австрии, Швейцарии и т.д., то, помимо требований к наличию местных директоров (а чем это чревато мы уже рассмотрели в пунктах 2 и 3), зачастую предъявляется требование к наличию реального офиса (само собой разумеется, что компания — «почтовый ящик» — это не реальный офис), к величине уплаченных налогов, к отсутствию «агентских схем», к наличию счета в местном банке и т.д.

Особенно показателен в этой связи опыт получения сертификата резидентности в Великобритании. Здесь для получения сертификата необходимо наличие реальной деятельности именно в Великобритании. Холдинговая деятельность (т.е. владения акциями, долями дочерних компаний) или торговая деятельность за пределами страны (например, покупка товаров в Китае или Германии и продажа их в России и СНГ) к «реальной» деятельности в Англии относиться не может. Причем, размер уплаченных налогов в Великобритании (который может быть сколь угодно большим) на мнение английской налоговой службы абсолютно не влияет.

Другими словами, если на получение сертификата резидентности на Кипре уйдет всего неделя и несколько сотен евро, то в подавляющем большинстве стран ЕС на получение такого сертификта придется потратить с десяток (а то и больше) тысяч евро только на «антураж» для компании и ждать до 1-2-х месяцев. Еще раз повторимся, что в оффшорах получение такого сертификата, в принципе, нереально.

А что делать, если в сертификате резидентности местный компетентный орган все-таки откажет? Все, тогда – пропало налоговое решение! Применение льгот по Соглашению «Об избежании…» станет невозможным.

В принципе, хорошо было бы оценить любую альтернативную юрисдикцию еще и по таким показателям, как:

  • возможность регистрации компании с акциями на предъявителя;
  • требования к резидентности директора и акционера компании;
  • требования к наличию у компании счета в местном банке;
  • уровень налогообложения различных доходов компании местными прямыми и косвенными налогами;
  • величины налогов у источника при выплатах дивидендов, процентов и роялти;
  • порядок, сроки и простота ликвидации компании;
  • возможность обмена информацией по налоговым нарушениям с Россией и другими странами;
  • наличие в «черных списках» других государств;
  • защищенность прав владельцев и наследников компании на случай корпоративных конфликтов или смерти бенефициара;

и еще по многим другим.

Но, очевидно, что уже сказанного более чем достаточно для того, чтобы понять, что бежать с Кипра или Би-Ви-Ай без оглядки отнюдь не стоит.

Хотя, альтернативу любой юрисдикции, конечно, подыскать можно.