Сколько осталось до конца мира? Завтра начинается сегодня

Финансовый кризис в Евросоюзе

Сколько осталось до конца мира? Завтра начинается сегодня

РОМАН ГАЗЕНКО

7 мая по инициативе словенского информационного агентства EXFOR было проведено международное экспертное совещание «Глобальная пандемическая франшиза: промежуточные последствия и перспектива». В совещании, проведённом на дистанционной основе, приняли участие независимые политологи из ряда стран Европы, США и России. Они выработали итоговую декларацию «Завтра начинается сегодня».

Обострение кризиса мировой экономической системы в 2019 году стало закономерным финальным этапом процесса глобализации. КОВИД-агент стал искусственным катализатором её предопределённого коллапса.

В основе современного глобализма лежит порочный принцип конкурентного развития. Это — путь в очередной тупик. На любом историческом витке мировая конкуренция приводила к глобальной войне и переделу мира. По итогу фиксировались неустойчивые компромиссы. Они сохраняли и накапливали противоречия между полюсами силы. Разрешение этих противоречий неизбежно включало сценарий, приводивший к новому глобальному конфликту.

Тот же сценарий мы наблюдаем сейчас. Это выражается в игре нескольких противодействующих проявленных центров силы.

Отметая как несущественные мероприятия, мотивируемые сиюминутной политической и экономической корыстью большинства национальных управляющих структур, мы чётко видим основную линию глобального раскола. С одной стороны — фрагментируемая модель глобализации, с другой — наметившаяся антиглобальная коалиция.

Нынешние «антиэпидемические» мероприятия мировых управленческих элит являются единой франшизой. Но она используется одновременно и как ширма процесса обрушения доминирующей мировой модели, и как способ её взлома. То есть мировое наднациональное монетаристское лобби пытается удержать контроль над миром, а антиглобалистские силы стремятся перехватить управление. Фактически так называемая пандемия стала новым инструментом глобальной войны. И её промежуточный итог уже сейчас по масштабам потерь сопоставим с очередной мировой войной.

Вне зависимости от мотивов действий сторон этого конфликта и итогов его текущего разрешения, очевиден ряд стратегических угроз, способных сделать проигравшими всех участников.

Читайте также  Германия отвергает санкции США против Северного потока-2 и рассчитывает, что проект будет реализован

Прежде всего, текущее намеченное прекращение действия антиэпидемической франшизы рассматривается как временная передышка. Субъекты этого противостояния, не достигнув своих стратегических целей, вынуждены фиксировать ущерб. В ближайшем будущем это означает продолжение конфликта и создание новых глобальных форс-мажоров. Главное из нарастающих обстоятельств непреодолимой силы — демонтаж действующих национальных моделей экономики и администрирования, систем и инструментов международной безопасности, а также обвальная фрагментация существующих союзов и блоков.

Гораздо опаснее другое. Стартовое совпадение векторов намерений участников антиглобального процесса носит временный характер. Каждый преследует своекорыстную стратегическую цель. Это чревато размежеванием и обострением противоречий уже в процессе движения к «общему результату».

Мировое хозяйство входит в режим распада единых рынков на микрорегиональные. До момента формирования новых макрорегионов любая договорённость может быть только промежуточной. Этого не понимали ни Дональд Трамп, ни Си Цзиньпин на рубеже 2019−2020 годов, когда делили мир на сферы влияния при заключении их, как им казалось, исторической торговой сделки. Линия размежевания сфер влияния была обозначена последующим турне госсекретаря США Помпео по маршруту от Балтики до постсоветской Средней Азии.

Вероятно, намеченный очередной этап американо-китайского торгового соглашения, посвящённый IT-технологиям, предполагает обсуждение способа контроля новых сфер влияния посредством новых технологических инструментов, в том числе — искусственного интеллекта.

На выходе из этого процесса неизбежное размежевание приведёт к очередной поляризации мира. В этом — повторение системных ошибок прежних попыток глобальных компромиссов. Они содержали вирус будущих расколов уже в зачатке. Мир оказывался поляризирован на основе конкурентного соревнования.

В частности — системный сбой постялтинской конкурентной двуполярности после ликвидации одного полюса силы — СССР — привёл к глобальной катастрофе. Он форсировал процесс над– и контрнациональной глобализации. Нынешняя антиглобальная коалиция содержит идентичные Ялтинскому и Хельсинскому процессам системные вирусы.

Читайте также  Нефть и газ в апреле 2020

Формула новой мировой двуполярности ведёт к глобальному противостоянию на новом уровне. Будущий компромисс потребует качественно и количественно значительно больших ресурсных затрат на поддержание устойчивости системы. Не нужно иллюзий относительно возможностей наднационального контроля согласованных сфер влияния посредством любых новых высокотехнологичных систем, в частности, ИИ как эрзаца ядерного оружия.

При этом управляющим элитам государств, оказавшихся по обе стороны «линии Помпео» следует учитывать, что транснациональное управление посредством искусственного интеллекта фактически делает их лишним звеном.

Необходима фундаментальная смена стратегической философии. Это — стратегия неконкурентного развития. Она уже не единожды в современной истории демонстрировала свою выгоду для всех участников. Ярчайшим примером являлось гармоничное взаимовыгодное неконкурентное развитие государств — членов Совета Экономической Взаимопомощи, а также республик СССР и Югославии в рамках единых народно-хозяйственных комплексов. Приходится признать, что в контексте тогдашнего глобального противостояния эти проекты были обречены тратить значительную часть своих ресурсов, прежде всего за счёт благосостояния населения, на защиту своих экономико-социальных «оазисов» от враждебного конкурентного окружения.

В настоящий критический для населения всей планеты момент требуется срочно синхронизировать усилия на создании принципиально новой неконкурентной модели глобального восстановления и развития.