Спасительная сделка возрождает мечты о барреле за сто долларов

Финансовый кризис в Евросоюзе

Спасительная сделка возрождает мечты о барреле за сто долларов

Мировые аналитики высоко оценивают первые эффекты от вступления в силу новой сделки ОПЕК+: начавшееся сокращение нефтедобычи вместе с первыми признаками восстановления мировой экономики от коронавирусного шока уже позволяет некоторым экспертам делать далеко идущие прогнозы развития ситуации на рынке. Между тем, более осмотрительные наблюдатели предупреждают, что многие симптомы кризиса, такие как отсутствие свободных мощностей для хранения нефти, по-прежнему налицо, а динамика восстановления рынка еще очень далека от уверенных темпов.

Суперконтанго близится к концу

Постепенное снятие карантинных ограничений в ряде стран, оптимизм по поводу потенциального восстановления спроса на нефть и сокращение добычи в рамках сделки ОПЕК+, а также в Северной Америке — такие факторы 20-процентного скачка цен на нефть, зафиксированного 5 мая, приводит Reuters в одном из своих материалов на этой неделе. Если в апреле, отмечает агентство, единственным светлым пятном на карте мировой экономики был Китай, то теперь к выходу из коронавирусного кризиса присоединяется Европа: Испания и Италия облегчили жесткий карантин, Германия постепенно сокращает ограничения, больше спроса на российскую нефть наблюдается со стороны Польши, Италии, Финляндии, Франции и Нидерландов.

Однако, предупреждают собеседники Reuters, восстановление спроса на нефть будет медленным и осторожным. Прежде чем аппетиты перерабатывающих мощностей будут восстановлены, еще требуется ликвидировать огромные запасы нефти и нефтепродуктов, которые накопились за последние полтора-два месяца. Даже несмотря на то, что рынок нефти демонстрирует признаки восстановления, многие плавучие мощности по ее хранению забронированы на срок от шести месяцев до года, и те, кто озаботился этим, сейчас имеют мало стимулов по предложению своей нефти рынку. Нефтепродукты также складируются в морских хранилищах, а в еще большей степени в не столь дорогих для арендаторов сухопутных хранилищах.

«С точки зрения маржи переработки, ситуация в мае пока хуже, чем в первые две недели апреля, в ситуации, когда нефть стремительно падала в цене.

Слишком много нефтепродуктов находится в хранилищах. Резкое увеличение спроса на нефтепродукты не означает, что-то же самое происходит с нефтью. Спрос на ключевые нефтепродукты в мае может вырасти примерно на 7,5 млн баррелей в сутки к апрелю, но спрос на нефть вырастет только на 2 млн баррелей в сутки» — заявил Reuters Юджин Линделл, старший аналитик JBC Energy.

«„Бычий“ тренд на рынке был запущен первыми сокращениями добычи в рамках ОПЕК+, одновременно независимые производители (США, Канада и Норвегия) объявили о добровольных сокращениях. Тем временем спрос на нефть, похоже, медленно восстанавливается, хотя невозможно прогнозировать, за какое время он вернется обратно на прежний уровень», — добавляет аналитик Safehaven.com и OilPrice.com Алекс Кимани.

В моменте основным достижением рынка можно считать значительное сокращение фьючерсного контанго, в апреле достигавшего невиданных прежде масштабов, что позволило экспертам охарактеризовать ситуацию как «суперконтанго». Как отмечают аналитики международного ценового агентства Argus, на текущей неделе трехмесячное контанго по эталонному ближневосточному сорту Dubai сократилось до минимального с 18 марта значения $2,96 за баррель, хотя еще 21 апреля оно находилось на рекордном уровне $10,93 за баррель в связи с избыточным предложением и падением спроса, вызванного пандемией. Межмесячное контанго для Dubai в начале этого месяца также резко сузилось, поскольку с 1 мая вступило в силу соглашение ОПЕК+, что поддерживает ближневосточные котировки.

Читайте также  Eurofer сообщила о падении стальных заказов в ЕС на 75%

Ценовая структура Dubai укрепилась благодаря ожиданиям уплотнения поставок и восстановления спроса, отмечается в релизе Argus от 5 мая. Ожидания снижения объемов предложения нефти и перспективы увеличения спроса по мере того, как все больше стран облегчают карантинные меры, означают, по мнению участников рынка, что период суперконтанго может быть завершен.

Кроме того, Argus ожидает, что спрос на нефть будет медленно восстанавливаться по мере того, как все больше НПЗ станут повышать объемы переработки. В частности, государственная компания Абу-Даби Adnoc начала перезапуск двух перерабатывающих установок на своем комплексе Ruwais мощностью 817 тысяч баррелей в день после планового закрытия на техобслуживание. В то же время Индия — крупнейший покупатель нефти из стран Персидского залива — заполнила все свои нефтехранилища, включая коммерческие и стратегические резервы, и держит еще порядка 50 млн баррелей в плавучих хранилищах.

При этом борьба различных нефтедобывающих стран за доли отдельных рынков не теряет остроту. С подписанием новой исторической сделки ОПЕК+ ценовая война между Саудовской Аравией и Россией может быть официально завершена, однако саудиты продолжили агрессивную борьбу за азиатский рынок, констатирует аналитик портала OilPrice Цветана Параскова. Как демонстрируют данные отслеживания танкеров, опубликованные Bloomberg 6 мая, им удалось отобрать часть рынка у ключевых соперников среди импортеров нефти в Азию.

«Саудовский экспорт в Китай удвоился до 2,2 млн баррелей в сутки, а поставки в Индию увеличились до 1,1 млн баррелей в сутки — самый высокий уровень за последние три года, что позволило Саудовской Аравии сместить Ирак с первого места среди поставщиков нефти в Индию.

Кроме того, увеличился экспорт саудовской нефти в США — по данным Bloomberg, в апреле он достиг 1 млн баррелей в сутки, что является самым значительным объемом с августа 2018 года», — приводит текущие показатели Параскова.

Рецидивы ценового оптимизма

На волне восстановления цен на нефть ряд аналитиков уже пытаются спрогнозировать поведение рынка на средне- и долгосрочную перспективу.

В частности, американский инвестбанк Goldman Sachs в начале мая повысил оценку стоимости американской нефти WTI на 2021 год с $48,4 до $51,38 за баррель в ожидании постепенного восстановления мирового спроса на нефть при сокращении добычи в рамках ОПЕК+ и приостановке добычи в других регионах. Goldman Sachs также пересмотрел прогнозы по Brent, повысив их с $52,5 до $55,63 за баррель на 2021 год.

О том, что цены на нефть уже готовы резко вырасти, говорит и аналитик OilPrice.com Дэвид Месслер. По его мнению, от резкого избытка нефти в ситуации глобального замедления экономики рынок переходит к другим реалиям — в различных регионах время от времени будет возникать нехватка сырья, и этот тренд определенно станет явным к 4 кварталу текущего года.

Эксперты норвежской аналитической компании Rystad Energy полагают, что текущие сокращения добычи вкупе с запланированными на этот год сокращениями инвестиций нефтегазовых компаний почти на 50% будут иметь долгосрочный эффект для мирового рынка нефти. В базовом сценарии Rystad до 2025 года ожидалось, что глобальный спрос на жидкие углеводороды достигнет примерно 105 млн баррелей в сутки, причем объем предложения будет несколько превосходить спрос. Однако из-за сокращения инвестиций и добычи в связи с нынешним кризисом теперь ожидается, что падение добычи приведет к исчезновению из производственных прогнозов до 2025 года 6 млн баррелей в сутки.

Читайте также  Опять против: постпредство РФ возмутилось ситуацией в ГА ООН

К 2025 году цены на нефть могут увеличиться до $68 за баррель, когда на рынке может возникнуть дефицит поставок в объеме 5 млн баррелей в сутки, отмечают аналитики Rystad. Этот разрыв, по их мнению, будет с наибольшей вероятностью заполнен крупнейшими производителями ОПЕК — Саудовской Аравией, Ираком и ОАЭ, которые могут в общей сложности добавить 3-4 млн баррелей в сутки. Остальное, скорее всего, будет компенсировано за счет американской сланцевой нефти.

«Нынешние низкие цены на нефть существенно сузили баланс предложения и спроса в среднесрочной перспективе.

Несмотря на значительный рост добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов, ожидается, что за пределами ближневосточных стран ОПЕК добыча будет оставаться неизменной на протяжении следующих пяти лет.

Поскольку ожидается восстановление спроса, ключевым странам ОПЕК потребуется существенно увеличивать свои поставки, иначе рынок столкнется с еще более высокими ценами, чем в нашем базовом прогнозе», — отмечает глава департамента исследований нефтедобычи Rystad Energy Эспен Эрлингсен.

Наиболее же оптимистичный прогноз за последние дни озвучил египетский миллиардер Нагиб Савирис, заявивший, что в течение ближайших 18 лет цены на нефть вырастут до $100 за баррель. Эти слова прозвучали после того, как американский миллиардер Уоррен Баффет решил избавиться от всех принадлежащих ему акций авиакомпаний, по которым коронавирусный кризис нанес особенно жестокий удар. Напротив, считает Савирис, именно сейчас самое время покупать авиакомпании: сделать это можно по символической цене в один доллар при условии, что инвестор возьмет на себя обслуживание долгов перевозчиков.

Оптимизм египетского миллиардера напрямую связан со сделкой ОПЕК+. По словам Нагиба Савириса, которые цитируют мировые СМИ, ценовая война между Саудовской Аравией и Россией — это просчитанное усилие по убийству сланцевой индустрии США, так что в долгосрочной перспективе саудиты все делают правильно: убив сланцевого конкурента, они добьются того, что цена вырастет как минимум до $50-60 за баррель.

Бюджет всему голова

Однако все эти перспективы могут легко разбиться о фискальные проблемы нефтедобывающих стран — эта тема сегодня также активно обсуждается мировыми аналитиками.

Прогноз нефтяных доходов Саудовской Аравии на 2020 год составлял $136,8 млрд или более 61% совокупных доходов бюджета страны, напоминают аналитики Argus. Однако этот прогноз был основан на стоимости нефти $65 за баррель, что более чем вдвое превосходит текущий уровень цены. К тому же к падению цен на нефть добавляется коронавирус. Министр финансов Саудовской Аравии Мохаммад Джадаан уже признал, что экономические эффекты пандемии могут быть болезненными, а правительство королевства объявило пакет мер поддержки экономики в объеме 180 млрд саудовских риалов (порядка $49 млрд), что составляет около 8% ненефтяного ВВП страны.

Читайте также  НОВЫЙ ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС

«Пространство для маневров у Саудовской Аравии ограничено ее участием в соглашении ОПЕК+, — отмечают аналитики Argus. — Она должна сократить добычу на 2,5 млн баррелей в сутки в мае и июне и более чем на 2 млн баррелей в сутки в оставшуюся часть года от базового уровня 11 млн баррелей. Саудовская Аравия является фактическим лидером ОПЕК, и за тщательностью выполнения этих условий будут внимательно следить».

Скептически к перспективам Саудовской Аравии относится и американский старейший американский эксперт по проблемам Ближнего Востока, политолог Гэри Сик. По его мнению, нынешняя ситуация с ценами на нефть ставит под большой вопрос ориентированную на диверсификацию экономики стратегию развития Саудовской Аравии, к разработке которой приложил руку кронпринц Мохаммад бин Салман, чья фигура вызывает все большее раздражение как в арабском мире, так и за его пределами. Реализация грандиозных планов кронпринца, считает Сик, может либо замедлиться, либо вообще уйти с повестки дня.

Кроме того Саудовская Аравия как лидер ОПЕК обладает гораздо меньшими возможностями влиять на мировые цены на нефть, чем прежде, в ситуации, когда их конъюнктура все больше зависит от двух других крупнейших производителей — США и России.

Поэтому, прогнозирует Гэри Сик, в новой политической конфигурации в Персидском заливе Саудовская Аравия может оказаться главным проигравшим, тогда как ее соседи — ОАЭ и Катар — имеют гораздо больше шансов на успешный выход из кризиса. В частности, ОАЭ, по мнению американского политолога, уже добились успехов в диверсификации экономики, а Катар сделал принципиально верную ставку на газ.

Что касается России, то ряд зарубежных экспертов отмечают, что в рамках новой сделки ОПЕК+ она действительно оказалась в готовности приступить к сокращениям добычи нефти.

«Россия сейчас предпринимает максимальные усилия, чтобы обеспечить оговоренные в рамках сделки условия сокращения добычи, потому что у нее появились мотивы, отсутствовавшие еще два месяца назад,

— констатирует аналитик OilPrice Ирина Слав. — Никто, включая Кремль и Игоря Сечина, которого кое-кто называет архитектором ценовой войны, приведшей к первоначальному падению цен на нефть, не мог предвидеть тот эффект, который пандемия коронавируса могла оказать на нефтяную индустрию. Российские чиновники не перестают повторять, что Россия прекрасно справится с дешевой нефтью, даже если эта ситуация продлится годы, но ключевой российский сорт Urals уже протестировал отрицательную цену. На протяжении апреля Россия продолжала увеличивать добычу, несмотря на ценовые тренды. Но как только Urals упала ниже нуля, похоже, у России появилась мотивация сокращать добычу без консервации скважин. Одно дело — дешевая нефть, и совсем другое — продавать нефть по отрицательной цене. Так что Россия сокращает добычу».

Сергей Танакян