wPolityce.pl (Польша): Россия предлагает ЕС союз слабых

Финансовый кризис в Евросоюзе

wPolityce.pl (Польша): Россия предлагает ЕС союз слабых

После окончания пандемии Европа и Россия станут еще слабее, поэтому сейчас Россия посылает активные сигналы Европе, предлагая ей союз, пишет автор. Но вот нужно ли это, например, Польше, постоянно вспоминающей о прошлых обидах? Польские читатели считают, что России нельзя доверять, а контакты с ней не приведут ни к чему хорошему.

Марек Будзиш (Marek Budzisz), wPolityce, Польша

В ходе прошедшей на днях конференции, которую организовал Фонд Горчакова (одна из организаций, созданных под эгидой МИД), министр иностранных дел Сергей Лавров довольно неожиданно заявил: «Я очень надеюсь, что с нашими польскими соседями и, не побоюсь этого слова, друзьями, мы преодолеем нынешний период». Он выразил надежду на то, что отношения между двумя странами станут такими, как в недалеком прошлом: хорошими и интенсивными.

Глава российского внешнеполитического ведомства дополнил свое высказывание заявлением о том, что, по его мнению, зачатки для возобновления нормальных контактов остаются даже в период их полной заморозки. Контекстом таких тезисов служило пространное выступление на тему отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом. Лавров признал, что Еврокомиссия практически приостановила взаимодействие с Москвой, чего нельзя сказать о дипломатах отдельных стран-членов ЕС, которые посылают россиянам сигналы о желании возобновить диалог. На них, по мнению министра, России следует отвечать положительно, что она и будет делать. Российские СМИ напоминают одновременно о недавнем высказывании руководителя польского МИД Яцека Чапутовича (Jacek Czaputowicz), который говорил, что Польша, будучи соседом России, хотела бы иметь с ней более хорошие отношения, чем сейчас.

Старания российской дипломатии

Хотя российская дипломатия всегда старается создать впечатление, будто она выступает не энергично добивающимся чего-то игроком, а, скорее, реагирует на шаги других (делает она это по той простой причине, что считает активные усилия признаком слабости), судя по всему, мы все же имеем дело с началом дипломатического наступления России, пусть даже пока имеющего публицистический, риторический характер.

Читайте также  Коронавирус и кризис

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, влиятельного российского аналитического центра, одним из основателей которого в свое время тоже выступало внешнеполитическое ведомство, написал статью на тему отношений между Россией и ЕС. Основная мысль, которая в ней проводится, состоит в том, что после пандемии Covid-19 ведущие мировые игроки, как Китай и США, станут сильнее, а Россия и ЕС — объективно слабее. Это осознание собственной слабости и недостаточного количества ресурсов должно склонить российские и европейские элиты к ведению более тесного сотрудничества. В итоге «баланс слабостей» (так назвал свою статью Кортунов) изменит взаимные отношения.

О каких слабостях идет речь? Что касается России, то ее ахиллесова пята — это архаичная экономика, опирающаяся на экспорт энергоресурсов, и слабость государственного руководства, которое в предыдущие годы не смогло или не захотело модернизировать ее, в результате чего страна лишилась прежней позиции на мировой арене.

В случае Европейского союза речь идет о слабости политических систем прежде всего в странах «старой Европы». Там произошел кризис лидерства, а поэтому не удалось задать конкретное направление развития. Это, в свою очередь, привело к тому, что ЕС, утратив идею, в какую сторону ему двигаться, как организации, занялся спорами и конкуренцией, в нем возобладали центробежные тенденции, ослабляющие европейское сообщество. В прошлом уже бывало так, что слабость России и Европы мешала им реально воздействовать на мировой расклад сил. Им оставалось довольно пассивно реагировать на шаги других, более мощных игроков.

Covid-19 дополнительно усугубит этот дисбаланс. Европа станет еще слабее потому, что именно на нашем континенте, в странах Запада и Юга, находится мировой эпицентр пандемии, а Россия потому, что кризис на нефтяном рынке — это не такое явление, какое может исчезнуть за пару недель. В новом мире на первый план выйдет соперничество между США и Китаем. Такой сценарий, заключающийся в появлении двух конкурирующих блоков, не соответствует, по мнению Кортунова, интересам ни Европы, ни тем более России. В первую очередь он ограничит им свободу движений, сузит их возможности.

Читайте также  Шаг вперед и два назад

Если Москва и Брюссель хотят избежать такого развития событий, им следует начать сейчас укреплять сотрудничество. Кортунов при этом не выступает в роли идеалиста, предлагающего оторванные от реальности тезисы. Он сетует, что делается слишком мало, приводя два примера таких возможных шагов, которые позволят растопить лед. С одной стороны, нужно добиться перелома ситуации на Украине, выйдя из нынешнего тупика, в который зашли минские переговоры, а с другой — по гуманитарным соображениям, которые приобретают особое значение на фоне пандемии, отменить антироссийские санкции.

Covid-19 показывает, какие угрозы ждут мир

О санкциях пишет и бывший министр иностранных дел Игорь Иванов, работающий сейчас в той же организации, что Кортунов. В своей статье он тоже заявляет, что сейчас мы имеем дело с историческим переломом. «Черный лебедь», которого мы увидели, то есть пандемия, отделит прежнюю эпоху существования мира от новой. Какими будут ее характерные отличия? Прежде всего изменится архитектура безопасности. Пандемия заставит все народы понять, что угрозы, с которыми они сталкиваются, связаны не только с деятельностью других государств (те, как ни удивительно, станут представлять меньше опасности). Конечно, форму новой архитектуре безопасности будут задавать не только пандемия, но также конфликты в информационной сфере, пропагандистские операции и все другие инструменты современных войн, называемых часто «гибридными».

Иванов задается риторическим вопросом: помогают ли в современном мире ядерные арсеналы победить такие проблемы и угрозы, как изменения климата, массовая неконтролируемая миграция, эпидемия? Как и Кортунов, он придерживается мнения, что в ближайшие два года события могут развиваться двумя путями. Первый вариант — это ожесточение соперничества: некоторые страны могут воспользоваться тем, что они выйдут из пандемии в лучшем состоянии, чем другие, и решат усилить свою международную позицию. Этот процесс будет сопровождаться столкновением различных идеологий и переустройством экономического уклада. Второй вариант, представляющийся бывшему министру иностранных дел предпочтительным, это оживление духа сотрудничества, который позволит начать поиск решения важнейших мировых проблем.

Читайте также  Европа и США готовятся к голодным бунтам

В этом контексте Иванов напоминает об идее Владимира Путина, который предлагал постоянным членам Совета безопасности ООН устроить экстренное совещание и начать всерьез обсуждать проблемы мира. В статье проводится любопытная историческая параллель: в ней дается положительная оценка состоявшейся в августе 1944 года встречи в Думбартон-Оксе, на которой были заложены основы для создания ООН. Нам эта дата напоминает истекающее кровью Варшавское восстание, участники которого в тот момент ждали помощи от своего формального союзника по антигитлеровской коалиции, каковой была Советская Россия, но следует напомнить, что проходила та встреча в два этапа.

Москва не хотела разговаривать с Китаем, и первая часть переговоров проходила с участием представителей Соединенных Штатов и Великобритании, а также Андрея Громыко, который был тогда послом в США. Китайская делегация присоединилась к переговорам лишь после того, как их покинул Громыко. Не посылает ли таким образом российская дипломатия сигнал в адрес Запада?